Жена моя собственность

Как делится имущество при разводе, если жена собственник?

Жена моя собственность

Обычно в ходе бракоразводного процесса через суд совместно нажитое супругами имущество делится пополам или в другом долевом соотношении (вроде 40 на 60 или 30 на 70).

Но это в случае права совместной собственности, бывают и другие ситуации: некоторые партнеры не наживают в браке собственности на большую сумму, а все что у них есть на момент развода – чье-то единоличное имущество.

О том, как делить собственность, если владелец – женщина, расскажет эта статья.

Муж и жена – совладельцы собственности. Всю свою семейную жизнь супруги, желающие развестись, вели общее хозяйство, приобретали материальные блага для совместного использования, формировали бюджет исходя из обоюдных интересов, планировали отдых.

Ознакомиться с перечнем имущества, подлежащего разделу, дает возможность 34 статья Семейного Кодекса пункт 2. Это:

  1. Недвижимость (жилая и нежилая).
  2. Движимая собственность.
  3. Трудовые доходы.
  4. Результаты предпринимательской или интеллектуальной деятельности.
  5. Пенсии, пособия, материальная помощь.
  6. Ценные бумаги и акции.
  7. Земельные паи и участки.
  8. Доли в бизнесе, внесенные в банковскую организацию.
  9. Антиквариат и предметы роскоши.

Важно: Помните, что право на совместно нажитое имущество имеет при разводе тот супруг (не обязательно жена) который какое-то время был вынужденно нетрудоспособен – вел домашнее хозяйство, ухаживал за ребенком до трех лет или ребенком-инвалидом, имел другие уважительные причины не работать.

Споры при разделе имущества возникают, если в документах на ценное имущество единственным собственником выступает супруга.

Задача суда – разобраться, как женщина получила машину или квартиру: по договору купли-продажи в добрачный период, в дар, в наследство.

Ключевое значение имеет период, когда жене досталось имущество – в законном браке, до свадьбы, уже после развода. Брачный договор в этой ситуации решает множество проблем.

Пример №1
Жилое имущество (квартира) приобреталось супругами в браке, однако в интересах семьи муж решил зарегистрировать в Росреестре жилье на жену: мужчина находился на лечении и не мог посещать нотариусов, БТИ, другие инстанции.

Супруги разводились цивилизованно, они без конфликтов вывели квартиру из единоличной собственности в совместно нажитое имущество и поделили жилье в долевом соотношении – 60/40.

Суд постановил, что раз квартира покупалась в браке – неважно, на кого она оформлена.

Пример №2
В процессе расторжения брака жена воспользовалась своим правом делить имущество на личное и совместное. Она доказала на основании правоустанавливающих документов, что квартира была получена ею в дар от родственницы до вступления в брак.

Но даже если жилье было подарено женщине в браке – оно считалось бы ее личным имуществом на основании статьи 36 Семейного Кодекса. Ее супруг жил в квартире, обставил жилье дорогой мебелью, купил дорогую бытовую технику.

Суд разделил пополам купленные супругом предметы быта, но оставил жилплощадь за женой.

Пример №3
Как и в предыдущей ситуации, муж много вкладывал в квартиру своей жены – ремонт, дорогая мебель, бытовая техника. Он привел жилье в настолько рентабельное состояние, что стоимость квартиры многократно повысилась.

Суд вычислил «долю мужа» в новой стоимости квартиры по сравнению с изначальной ценой и постановил собственнице продать жилье.

Вклад мужчины оказался достаточно большим, и супруга не смогла сразу выплатить указанную сумму в качестве денежной компенсации.

Пример №4
Факт вложения в квартиру достаточного количества ресурса муж подтвердил в суде документально. Он предоставил фотографии, оценочные акты, показатели свидетелей в лице отделочной бригады рабочих и друзей, квитанции, договоры на проведение работ, выписки с личного счета и т.д.

Пример №5
Жена получила по завещанию квартиру, но муж уговорил ее продать наследство и вложиться в загородный дом.

С момента продажи у жены не осталось личного имущества, поскольку коттедж, построенный в браке, автоматически стал совместно нажитым. Женщине не удалось доказать, что бывший супруг не сложил в загородный дом ни копейки личных средств.

Ей нужно было сохранить все договоры купли-продажи и подтвердить, что вырученные деньги ушли на покупку земли и на проведение строительных работ.

Пример №6
Супруги заблаговременно составили брачный договор. На его основании муж и жена купили квартиру до вступления в брак, чтобы жить в ней в браке. Жилье оформили на женщину, но деньги вносили оба партнера.

Согласно Семейному Кодексу РФ, муж не имеет права на:

  • Ценное имущество, купленное женой до брака.
  • Полученное в подарок на основании дарственного документа (до брака, в браке).
  • Унаследованное лично женщиной на основании завещания или по закону (до брака и в браке).
  • Личные вещи, к которым не относится: антиквариат, драгоценности, предметы роскоши, коллекции.
  • Результаты интеллектуальной, научной, творческой или изобретательской деятельности.

Брачный договор – это нормальная практика для многих европейских стран, однако россияне не спешат решать возможные проблемы до начала семейных отношений и заключать добровольное соглашение. Данный документ выгоден, поскольку он:

  1. Четко прописывает режим собственности – делит ее на личную и совместную.
  2. Определяет условия совершения ценных покупок.
  3. Устанавливает алгоритм раздела собственности при разводе. Иногда в имущественную массу по обоюдному согласию может попасть личная собственность жены или наоборот – совместным считается все, кроме автомобиля.

Важно: Основное условие брачного договора – его добровольность.

Если нотариус поймет на основании наблюдений и умозаключений, что кто-то из будущих супругов (чаще женщина) подвергался насилию, давлению, запугиванию, манипуляциям или находится в пограничном состоянии – он не узаконит договор.

Договор считается заведомо незаконным, если ставит одного из супругов в однозначно невыгодное положение (оставляет ни с чем в случае развода). Без печати нотариуса даже взаимовыгодный договор не имеет юридической силы.

Сомневаетесь в том, что не пострадаете в случае развода на основании брачного договора? Учитывайте, что «подписала – поздно молиться». Обратитесь к профессиональному юристу до заключения соглашения. Адвокат досконально и основательно изучит документ на предмет невыгодных моментов, нарушения закона, других «подводных камней».

Не заключили брачный договор, но хотите расстаться «по-европейски»? Заключите письменное соглашение, на основании которого будет делиться ваше имущество! Но учтите: делить вы можете только то, что покупалось в браке согласно вашим общим интересам, а личное имущество жена может в любую минуту вывести из общей массы. Договор удостоверяется у нотариуса для приобретения им юридической силы.

Чаще всего посредством мирового соглашения делится квартира. Раздел происходит по общим правилам, так что женщина имеет право:

  • Передать квартиру мужу, не продавая ее, но потребовать денежную компенсацию.
  • Продать квартиру и поделить деньги пополам или на доли.
  • Потребовать компенсацию натурой (машиной или предметами роскоши), если это целесообразно.

Помните, что перечисляя делимое имущество в мировом соглашении, вы первым пунктом укажете квартиру. Пропишите максимум необходимых данных о недвижимости:

  1. Адрес расположения.
  2. Выписки из ЕГРН.
  3. Кадастровые данные.
  4. Себестоимость.
  5. Документы, касающиеся права собственности.

Вышеперечисленная информация будет необходима при перерегистрации квартиры. Неточности или заведомо ложная информация может стать причиной отказа сотрудника Росреестра переписывать жилье.

Супружеский договор составляется до начала бракоразводного процесса, мировое соглашение – в процессе суда. Второй документ заключается в том случае, если партнеры видят, что договориться проще.

Суд в этом случае переносит заседание на другое число, давая мужу и жене оформить документ о букве закона и оформить нотариально.

Документ пересматривается и утверждается судом до вынесения им окончательного решения.

Закон отмечает, что супружеское (мировое) соглашение может составляться одним из супругов, но он не должен ставить второго супруга в заведомо невыгодное положение (лишать всего). Поскольку «нулевой доли» не бывает – суд или нотариус засомневается в правомерности подобного соглашения. Второй супруг должен признать договор справедливым и адекватным и подтвердить свое согласие подписью.

Если имущество делится через суд – значит, супруги не договорились относительно раздела ценного имущества, нажитого в браке. Подавая иск, муж и жена могут рассчитывать на то, что судебная инстанция будет справедлива – она разделит ценное имущество пополам или в разумном долевом соотношении. Личное имущество, перечисленное нами ранее, судья оставит за владельцем.

Раздел имущества с собственником отличаются своей сложностью и конфликтностью. Супруг, личное имущество которого может быть признанным совместным, должен собрать сильную доказательную базу и уметь защищать свои интересы в суде. В противном случае он потеряет половину собственности, как женщина из вышеуказанного примера.

Также суд делит собственность на неравные доли если:

  1. Один из супругов отбывает наказание по уголовному делу.
  2. Один из супругов долгое время является безработным, не будучи временно нетрудоспособным – не ищет вакансии, не становится на учет в Центр Занятости, перебивается неофициальными заработками.
  3. Жена не принимает участие в содержании семьи, не имея на ребенка до трех лет или ребенка-инвалида.
  4. Асоциальный образ жизни одного из супругов, требующий капиталовложений.

Не хотите отдавать бывшему мужу то, что ему не принадлежит? Считаете, что имеете право на большую долю? Обратитесь за первичной юридической консультацией, которая может перерасти в долговременное плодотворное сотрудничество. Адвокат поможет собрать документальные доказательства, договорится со свидетелями, будет защищать вас в суде по доверенности.

Внимание!

  • Учитывая частые изменения в законах, информация на сайте может устаревать быстрее, чем мы успеваем обновлять ее.
  • Каждый случай индивидуален и зависит от множества различных факторов. Базовая информация не дает гарантии решения именно Вашего вопроса.

Вы можете круглосуточно и бесплатно спросить наших консультантов!

  Заполните специальную форму внизу или напишите в онлайн чат

  Позвоните по телефону горячей линии:

Для жителей Москвы и Московской области – +7 (495) 128-31-35

Источник: https://www.pravovik24.ru/blog/razdel-imushchestva/kak-delitsya-imushchestvo-pri-razvode-esli-zhena-sobstvennik/

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Жена моя собственность

   Женщине, хоть биологически и принадлежит ее тело, но она по своей природе не способна управлять и владеть половыми свойствами этого тела.

Эти свойства, хоть и представляют особую индивидуальную  и общественную ценность, находятся вне досягаемости ее воли, они существуют как бы помимо ее личности.

Нельзя же назвать свойством личности физиологические процессы организма, которые протекают не по ее воле?

   Мужчина же как какой-нибудь высший разум или божественный ученый врач может вмешаться в эти биологические процессы уже своей сознательной волей. Завладеть этими процессами как полноценная и самодостаточная личность.

Поэтому в половом общении мужчина не просто доминирует или лидирует, но и главное, что он является вообще единственным реально действующим дееспособным субъектом этих отношений, именно поэтому женщине нельзя вменить в вину 131 статью УК РФ.

Женская личность не то чтобы отходит на второй план, а ее вообще пока даже как бы нет! Она еще не проявлена в истинной подлинной своей сущности.

Она видит все как из стеклянной комнаты, что там делает высший разум с ее физиологией, не в состоянии ни понять, ни вмешаться в происходящее, ведь физиологические процессы ее тела и все что связано с ними не подвластны ей. Эта природная неполноценность ставит женщину в положение сексуального объекта, вещи, рабы.

 Пока что женщина сама природа, просто биологический бесформенный пол, пустой сосуд. Поэтому она никогда толком не знает хочет или нет, любит или нет этого мужчину, и любит ли он ее, или грязно насилует.

 Думаю, что именно в этой природной сути полового общения заключается слабость женского пола, а вовсе не в социально-экономических условиях, физических или умственных данных, где она может уступать мужчине в плане лидерства или доминирования, в случае же с этой природной противоположностью (почему и называют полы противоположными) где собственно говоря и находится ключ к власти между полами, ее волевые возможности вообще равны нулю. Поэтому для восстановления своей личности она просто обречена на непреодолимую нравственную зависимость, на влечение к личности мужчины, его воле, единственно которая способна открыть ей мир, вскрыть стеклянную комнату, за которой скрыта ее личность, что делает ее полностью зависимой от его знаков внимания, подарков, материальных ценностей, вообще всего, что может дать ей мужчина. Он для нее не просто властитель ее тела и мечтаний, а полноценный и самодостаточный, свободный от этой зависимости бог, который единственный кто может подарить ей личность, дать возможность почувствовать себя женщиной, превратиться в более совершенного человека, и даже еще более совершенного и свободного, чем он сам; это делает понимание ею любви настоящей верой, что и создает иллюзию того, что само существование ее личности зависит от меры любви к нему и всего того, что он может ей дать.

   Поэтому женский блуд (т.е. проявление ее личностной воли в половом общении до акта отдавания половых способностей) подобен смерти, ведь он распыляет ее личность на мелкие куски, которые уже никогда не собрать. Блуд не дает ей возможность вернуть личность взамен на отданные половые способности, ведь вне брака, т.е.

[attention type=yellow]
без законного права собственности над ней, мужчина не воспринимает такую женщину как свою, а только как вещь, как сексуальный объект, а следовательно и не видит необходимости в восстановлении ее личности, не чувствует ответственности за эти отношения, ведь без ее искреннего желания принадлежать полностью мужчине, быть его собственностью, отрицанием своей объектности, ее личность уже проявлена в ее безнравственном, преступном и даже демоническом смысле, такими низменными качествами женской души как неполноценность, несамодостаточность, лживость, предательство, неверность, тщеславность, эгоистичность, самовольность, гордыня, меркантильность, потребительское отношение к мужчине; поэтому когда говорят, что сначала нужно видеть в женщине личность, а не тело — имеют в виду именно эту искаженную падшую сторону ее души, а значит тем самым заграждают ей путь к раскрытию ее истинной личности, если же допустить правильность такого подхода моралистов, то через половой акт предлагается совсем уже немыслимое извращение: женскую личность не восстанавливать из вещи, а наоборот превращать женскую личность в вещь, чему конечно-же любая женщина будет противиться. К своей собственной жене у мужа отношение такое, что он видит острую необходимость, приоритет и главную задачу в восстановлении ее личности, а не в сексуальном удовольствии с ней, поэтому его походы к шлюхам для удовлетворения своей природной необходимости, обществом воспринимаются как простительные. У женщин даже если бы и была такая необходимость, то все равно она всегда приводит к разрушению ее собственной личности, поэтому и осуждается общественной моралью как абсолютно неприемлемая. Шлюха не способна даже уже понять, что путь к восстановлению ее личности лежит в самОм этом чистом, честном, искреннем, принадлежащем одному мужчине акте отдавания, в жертвенной и преданной зависимости от его воли, которая навсегда привязывает ее к нему, независимо от правильности ее применения и мере испытываемой к нему любви, а не в поиске более “божественного” мужчины, который как ей кажется, может дать ей больше свободы и любви или удовлетворить ее низменные меркантильные и эгоистические потребности.
[/attention]

   Поэтому с нравственной точки зрения, чтобы не дать возможности выпустить наружу эти демонические силы женской души, которые через половое общение сразу распространяются на все общество, женщине нельзя давать не только право владеть ее половыми свойствами: изменять мужу, или разводиться с ним (т.е.

прелюбодействовать) но даже допускать проявление воли до брака: доверять выбор себе мужа, или отдавать ее замуж нечистой, не девственной. Ее личности просто еще даже как бы нет без мужа, который и может дать ей эту возможность почувствовать себя полноценной и самодостаточной личностью.

Женщина сгорает от стыда и ужаса от одной только мысли, что ее преданность может столкнуться с какими‑то ограничениями или оговорками, она сама не может, не умеет и не хочет владеть этими свойствами, наоборот искренне жаждет отдать их в полное его владение, в собственность, ведь только так может проявиться истинная природа женщины, ее подлинная личность. 

   Мужчина по справедливости имеет больше права на законное владение ее телом даже больше, чем она сама своим собственным. Вся сила его и личность проявляется во владении женщиной, только он один вкладывает свою волю, только через это владение он может продолжить свой род, опыт, знания, волю, и саму свою личность.

Только полная и законная собственность над женщиной дает эту возможность. Ограничение его собственности на ее тело это в первую очередь ограничение его воли в возможности продолжения его рода, т.е.

это по сути ограничение права собственности на вещи через наследственное право, а следовательно ограничение права на ее тело вносит неопределенность в такое правовое понятие как собственность на вещи — центральное понятие общественного договора; а это значит, что первый договор, самый главный договор, основа основ всех договоров, с чего начинаются все другие договора, и сам смысл проявления личности в наличном бытии через понятие собственности, а значит и смысл общественного договора и самого государства, это договор о браке. Брачный договор особый вид договора, где предметом договора выступают половые свойства обоих полов, но из-за природной противоположности главный интерес конечно представляют половые свойства женщины, а так как ее тело неразрывная часть ее личности, то этот договор отличается от всех других. У каждой вещи есть своя цель. У машины чтобы ездить. У дома чтобы в нем жить. Использование вещи не в соответствии с ее целью может привести к лишению права собственности, тем более, если ее использование может нарушить права другой личности. Цель женщины как предмета брачного договора обрести личность, усовершенствовать ее, поэтому собственность над женщиной учитывает эту цель и призвана обеспечить эту цель всеми возможными способами. Потом, процесс восстановления ее личности начинается сразу после акта передачи половых способностей в собственность мужу, поэтому женская личность сразу же уже проявляется, а значит это право собственности не может быть использовано ей во вред, поэтому и речи не может идти о праве распоряжения этой собственностью во вред ее личности: продать ее, подарить, сдать в аренду или тем более повредить или уничтожить. По сути право собственности на женщину сводится только к запрету на прелюбодеяние, а значит отмена адекватной ответственности за прелюбодеяние отменяет право собственности на женщину, т.е. по сути все эти движения за “равноправие” женщин сводятся к одному требованию — быть свободной от верности мужу, где главным их лозунгом и требованием является — “мое тело мое дело”.

   Мужчина может искренне хотеть восстановление личности только своей женщине, той, которая является его собственностью.

[attention type=red]
Если его воля подвергается даже малейшему сомнению, не говоря уже о правовом ограничении или измене жены, то он не будет заинтересован в восстановлении ее личности, для него это будет ограничением проявить свои лучшие мужские качества и возможность продолжить свою волю в продолжении рода, для нее же это будет равно катастрофе, ведь тогда она рискует остаться вообще вещью навсегда, так и не перевоплотившись в подлинную личность, остаться злой ненавидящей все мегерой, вынужденной скрывать перед всеми и самой собой эту зловещую пустоту дыры своей души, и искать утешение в других, менее соответствующих природе женщины занятиях, где ей все равно не помогут никакие мантры и заклинания новой женской религии о “самодостаточности” женщины. 
[/attention]

   Желание быть равной мужчине, женский эгоизм, непомерная горделивость и алчность и до мужских прав помимо своих женских, в первую очередь разрушила женскую личность, превратила ее в ломовую лошадь с безответственным подкаблучником “мужем”.

“Равноправный” брак, где “мое тело становится моим делом” не может женщине дать главного — ее личностного совершенствования в половом общении. В равноправном браке мужчине нет никакой обязанности восстанавливать личность женщине, ведь она уже “личность”, а женщине нет нужды в мужчине для восстановления ее личности, т.е.

по сути нет никакой острой необходимости друг в друге, значит такой союз лишен главного смысла полового общения, поэтому вопрос развода решен положительно уже исходя из этих исходных данных.

 Поэтому в постмодернистском обществе по сути нет никакого брака, остался один внешний фасад, бессмысленная вывеска “брак”, которая еще способна кого-то ввести в заблуждение о сущности этого союза.

 Сам этот посыл — “а почему мне так же, как это делают мужчины не выбирать себе мужа по любви” и мечтательная вера во “взаимную любовь”, разрушила существующий традиционный порядок вещей. Ведь не вместе же одновременно они “отдаются”, а сначала женщина отдается, а только потом восстанавливает свою личность, но никак не наоборот и не по-другому.

Если же она выходит замуж по “любви” т.е. сначала уже “берет”, то и вполне отдаться она уже никогда не сможет, а значит не может и восстановить свою личность через половое общение.

Такой союз обречен с самого начала, так как отрицает собственность над женщиной, ведь ее правом на свое тело или выбором себе мужа, хоть и в НЕ полноценном, искаженном смысле, но она уже проявилась как личность сознательным действием воли, а значит не может рассматриваться как собственность, как объект договора о браке, поэтому такой союз не может считаться браком, а обычным блудным сожительством. Брак же — это всегда СОБСТВЕННОСТЬ мужа над женой. И через брак восстановление женской личности, и через это восстановление собственность и жены над мужем и через эту единую волю единение двух личностей в одну.

Источник: https://newsland.com/community/5392/content/zhena-sobstvennost-muzha/6666531

Почему жена это собственность?

Жена моя собственность

Не “зависимая”, “младшая” или “ведомая”, а именно неотторжимая священная собственность? (как домашний храм, например) Причем не только в юридическом (в традиционных христианских мирах), но и в вышеестественном и даже (по образу) предвечном смысле? Потому что жена и ребенок есть мысль мужа-отца о себе самом, от него исходящая и животворящая. А дом мыслей – голова. Небольшой этюд церковно-исторического и богословского обоснования этой христианской аксиомы ниже:)

Начнем от первообраза, по которому сотворено как таковое человечество. Семья это монархия, которая есть образ небесной монархии. Говоря о божественных ипостасях Отца, Сына и Святого Духа, мы помним о том, что только Отец является “не рожденным”. А Дух исходит только от Отца. Предание постоянно называет Сына “Словом”. На идее о том, что Христос есть логос Отца, смысловое и оформляющего Начало, а Дух Святой. исходящий от Отца, есть “животворящее” Начало, стоит все тринитарное богословие и весь христианский монотеизм, опровергающий ложные обвинения христиан со стороны мусульман и иудеев в “троебожии”. Мы веруем во единого Бога, различаемого в лицах. Где-то я встречал и такую простую и невероятно красивую метафору отношений Отца и Сына: “Сын есть мысль Отца о Себе Самом”. И действительно, только будучи “мыслью”, можно быть одновременно и “рожденным”, и “не сотворенным”, и “единосущным” – всякое другое (по)рождение есть акт творчества. Отчасти поэтому меня всегда смущало одно и тоже слово “ипостась” по отношению к лицам Бога и индивидам человечества. Такого единства, которое есть в Боге, человеческие индивидуальности не будут иметь даже в Царствии Небесном (хотя, разумеется, разобщенности там, мягко говоря, поубавится)

Итак, вернемся к анатомии брака. Земной брак есть образ отношений внутри Бога-Троицы.

Преподобный Анастасий Синаит о первом браке пишет недвусмысленно и прямо: «Именно не имеющий земного виновника своего бытия и нерожденный Адам представлял образ и подобие безначального виновника всего Вседержителя Бога и Отца, рожденный же сын его представлял образ рожденного Сына и Слова Божия, а происшедшая от него Ева означала исходящее лицо Святого Духа». Когда Бог из ребра, взятого у Человека, соделал новую жизнь и привел ее к Человеку, человек сказал: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа (своего)… и будут (два) одна плоть» (Быт. 2, 22-24). Т.е. Адам свою кость даже назвал, как он же давал по высочайшему доверению Бога, который хотел видеть в Человеке сотворца, названия (имена) животным сада, среди которых словесного помошника, достойного Человека, он не нашел (почему и была сотворена из ребра Ева). Но ведь наречение имени есть завершение любого творческого акта. Без него даже икона – не икона. Значит, Ева, получается, одушевленное и священное словесное человеческое животное или икона, изображение Человека, в заключительной части творения которого участвовал и сам Человек (не говоря уж о том, что человеческая Адамова кость являлся для Евы еще и “материалом”). Имя «Ева» (по-еврейски «Хава») связано со словом «хайим», «жизнь»; Ева получила это имя потому, что она была «матерью всех живущих»(Быт 3:20). Вот почему церковная традиция видит в муже не только “супруга” своей жены, но и ее “господина”, нового духовного отца. Или творца (каковым является всякий отец вместе с Господом, Отцом Небесным, по отношению к своему чаду)

Отвлекаясь немного в сторону хочу процитировать мысль об истоках феминизма одного современного автора:

Давайте теперь посмотрим на эту историю глазами Евы.

После своего сотворения она еще не успела ощутить своей потребности в другом человеке, как ее сразу ведут к тому, кто уже был до нее, «называют», и ясно указывают на ее принадлежность: «вот, это кость от костей моих и плоть от плоти моей; она будет называться женою, ибо взята от мужа» (Быт.2:23). Еве, видимо, не совсем приятно было слышать такие слова.

Она начинает ощущать себя «второй», да еще неким «приложением» к своему мужу. И с этого момента начинается ее борьба за первенство. Ей хочется чем-то выделиться, как-то себя проявить, что толкает ее на некие поиски в Едемском саду, а тут еще такое предложение от змея – обрести свое превосходство, познав нечто большее и лучшее.

Одна только проблема – в этом ей придется ослушаться Бога.

Нельзя не упомянуть, что те же самые чувства кипят во многих женщинах и по сей день. Яркий пример тому – женская эмансипация. Жены сегодня не хотят оставаться «за» мужем, а норовят вырваться вперед, проявить себя и показать, на что они способны.

Но, как и в те времена, так и сейчас, нежелание подчиняться и иметь права наравне с мужчиной, а на самом деле, быть впереди него, приводит женщину к единственному результату – греху, а вместе с ним к состоянию внутренней духовной нестабильности и опустошенности, что в конечном итоге вынуждает ее обращаться за поддержкой к мужчине.

Возвращаясь, однако, к состоянию до грехопадения, до прискорбного соблазна, которому поддались Святые Прародители, следует заметить, что райская семья это первая Церковь.

Почитающая Бога семья и Церковь это синонимы, ибо другой Церкви человечество тогда не имело, а христианская Церковь есть простое продолжение Церкви райской. Причем продолжение в такой плотской и сугубо не символической мере, что новый Адам, Христос, просто заменяет умершего Адама ветхого (1 Кор. 15, 22).

Отсюда все, что связано с браком, в Писании относится к Церкви и наоборот.

Святитель Григорий Богослов: «Супружество более привязывает к Богу, потому что имеет больше побуждений обращаться к Нему…

Кто обязан заботиться о милой супруге и детях, тот рассекает более обширное море жизни, ему нужна большая помощь Божия, и он сам взаимно более любит Бога». А в Писании – “Женщина спасается чадородием”(1 Тим. 2, 15)

Так вот… получается, что семья (жена и ребенок) это мысль мужа о себе самом и животворящее начало. А принадлежность всякой удачной мысли и основанного на ней действия защищена копирайтом:)

И ведь на самом деле это так. Жена это рефлексия, мысль, дух брака. Во всех традиционных культурах жена постоянно отражает мужа, показывает ему, что он есть и чего в духовном и социальном смысле стоит (при этом собственностью быть не переставая). Жена и живой укор (совесть), и главный объект приложение всех сил мужа-отца – телесных, душевных, духовных.

Жена и любит, и благодарит, и ругает, и отлучает, и бьет. Люди грешны. Собственного “социального тела” у женщины в традиционных обществах нет, зато у нее есть “социальное тело” ее мужа. Но все-таки именно муж – законоучитель. “Учи жену страху Божию, и все потечет к тебе, как из источника, и дом твой будет исполнен многими благами” (Свт.

Иоанн Златоуст)

Ну и последний кинжал в спину “православного” и “общинного” феминизма:) Люди, как видим мы из церковной традиции почитания святых (в частности, иконографической) отнюдь не спасаются андрогинами. И в обожении преестественном, т.е.

в преображении человеческого естества, женщина остается женщиной, а не становится мужем. Божия Матерь – женщина, Христос – мужчина.

Почему же мы спасаемся в наших (преображенных) телах и остаемся человеками, женщинами и мужчинами? Потому, вероятно, почему и Святой Дух остается там же Святым Духом, а не превращается в безначального Отца.

Источник: https://antonio-rg.livejournal.com/523187.html

Жена собственность мужа

Жена моя собственность

   Женщине, хоть биологически и принадлежит ее тело, но она по своей природе не способна управлять и владеть половыми свойствами этого тела.

Эти свойства, хоть и представляют особую индивидуальную  и общественную ценность, находятся вне досягаемости ее воли, они существуют как бы помимо ее личности.

Нельзя же назвать свойством личности физиологические процессы организма, которые протекают не по ее воле?

   Мужчина же как какой-нибудь высший разум или божественный ученый врач может вмешаться в эти биологические процессы уже своей сознательной волей. Завладеть этими процессами как полноценная и самодостаточная личность.

Поэтому в половом общении мужчина не просто доминирует или лидирует, но и главное, что он является вообще единственным реально действующим дееспособным субъектом этих отношений, именно поэтому женщине нельзя вменить в вину 131 статью УК РФ.

Женская личность не то чтобы отходит на второй план, а ее вообще пока даже как бы нет! Она еще не проявлена в истинной подлинной своей сущности.

Она видит все как из стеклянной комнаты, что там делает высший разум с ее физиологией, не в состоянии ни понять, ни вмешаться в происходящее, ведь физиологические процессы ее тела и все что связано с ними не подвластны ей. Эта природная неполноценность ставит женщину в положение сексуального объекта, вещи, рабы.

 Пока что женщина сама природа, просто биологический бесформенный пол, пустой сосуд. Поэтому она никогда толком не знает хочет или нет, любит или нет этого мужчину, и любит ли он ее, или грязно насилует.

 Думаю, что именно в этой природной сути полового общения заключается слабость женского пола, а вовсе не в социально-экономических условиях, физических или умственных данных, где она может уступать мужчине в плане лидерства или доминирования, в случае же с этой природной противоположностью (почему и называют полы противоположными) где собственно говоря и находится ключ к власти между полами, ее волевые возможности вообще равны нулю. Поэтому для восстановления своей личности она просто обречена на непреодолимую нравственную зависимость, на влечение к личности мужчины, его воле, единственно которая способна открыть ей мир, вскрыть стеклянную комнату, за которой скрыта ее личность, что делает ее полностью зависимой от его знаков внимания, подарков, материальных ценностей, вообще всего, что может дать ей мужчина. Он для нее не просто властитель ее тела и мечтаний, а полноценный и самодостаточный, свободный от этой зависимости бог, который единственный кто может подарить ей личность, дать возможность почувствовать себя женщиной, превратиться в более совершенного человека, и даже еще более совершенного и свободного, чем он сам; это делает понимание ею любви настоящей верой, что и создает иллюзию того, что само существование ее личности зависит от меры любви к нему и всего того, что он может ей дать.

   Поэтому женский блуд (т.е. проявление ее личностной воли в половом общении до акта отдавания половых способностей) подобен смерти, ведь он распыляет ее личность на мелкие куски, которые уже никогда не собрать. Блуд не дает ей возможность вернуть личность взамен на отданные половые способности, ведь вне брака, т.е.

[attention type=yellow]
без законного права собственности над ней, мужчина не воспринимает такую женщину как свою, а только как вещь, как сексуальный объект, а следовательно и не видит необходимости в восстановлении ее личности, не чувствует ответственности за эти отношения, ведь без ее искреннего желания принадлежать полностью мужчине, быть его собственностью, отрицанием своей объектности, ее личность уже проявлена в ее безнравственном, преступном и даже демоническом смысле, такими низменными качествами женской души как неполноценность, несамодостаточность, лживость, предательство, неверность, тщеславность, эгоистичность, самовольность, гордыня, меркантильность, потребительское отношение к мужчине; поэтому когда говорят, что сначала нужно видеть в женщине личность, а не тело — имеют в виду именно эту искаженную падшую сторону ее души, а значит тем самым заграждают ей путь к раскрытию ее истинной личности, если же допустить правильность такого подхода моралистов, то через половой акт предлагается совсем уже немыслимое извращение: женскую личность не восстанавливать из вещи, а наоборот превращать женскую личность в вещь, чему конечно-же любая женщина будет противиться. К своей собственной жене у мужа отношение такое, что он видит острую необходимость, приоритет и главную задачу в восстановлении ее личности, а не в сексуальном удовольствии с ней, поэтому его походы к шлюхам для удовлетворения своей природной необходимости, обществом воспринимаются как простительные. У женщин даже если бы и была такая необходимость, то все равно она всегда приводит к разрушению ее собственной личности, поэтому и осуждается общественной моралью как абсолютно неприемлемая. Шлюха не способна даже уже понять, что путь к восстановлению ее личности лежит в самОм этом чистом, честном, искреннем, принадлежащем одному мужчине акте отдавания, в жертвенной и преданной зависимости от его воли, которая навсегда привязывает ее к нему, независимо от правильности ее применения и мере испытываемой к нему любви, а не в поиске более “божественного” мужчины, который как ей кажется, может дать ей больше свободы и любви или удовлетворить ее низменные меркантильные и эгоистические потребности.
[/attention]

   Поэтому с нравственной точки зрения, чтобы не дать возможности выпустить наружу эти демонические силы женской души, которые через половое общение сразу распространяются на все общество, женщине нельзя давать не только право владеть ее половыми свойствами: изменять мужу, или разводиться с ним (т.е.

прелюбодействовать) но даже допускать проявление воли до брака: доверять выбор себе мужа, или отдавать ее замуж нечистой, не девственной. Ее личности просто еще даже как бы нет без мужа, который и может дать ей эту возможность почувствовать себя полноценной и самодостаточной личностью.

Женщина сгорает от стыда и ужаса от одной только мысли, что ее преданность может столкнуться с какими‑то ограничениями или оговорками, она сама не может, не умеет и не хочет владеть этими свойствами, наоборот искренне жаждет отдать их в полное его владение, в собственность, ведь только так может проявиться истинная природа женщины, ее подлинная личность. 

   Мужчина по справедливости имеет больше права на законное владение ее телом даже больше, чем она сама своим собственным. Вся сила его и личность проявляется во владении женщиной, только он один вкладывает свою волю, только через это владение он может продолжить свой род, опыт, знания, волю, и саму свою личность.

Только полная и законная собственность над женщиной дает эту возможность. Ограничение его собственности на ее тело это в первую очередь ограничение его воли в возможности продолжения его рода, т.е.

это по сути ограничение права собственности на вещи через наследственное право, а следовательно ограничение права на ее тело вносит неопределенность в такое правовое понятие как собственность на вещи — центральное понятие общественного договора; а это значит, что первый договор, самый главный договор, основа основ всех договоров, с чего начинаются все другие договора, и сам смысл проявления личности в наличном бытии через понятие собственности, а значит и смысл общественного договора и самого государства, это договор о браке. Брачный договор особый вид договора, где предметом договора выступают половые свойства обоих полов, но из-за природной противоположности главный интерес конечно представляют половые свойства женщины, а так как ее тело неразрывная часть ее личности, то этот договор отличается от всех других. У каждой вещи есть своя цель. У машины чтобы ездить. У дома чтобы в нем жить. Использование вещи не в соответствии с ее целью может привести к лишению права собственности, тем более, если ее использование может нарушить права другой личности. Цель женщины как предмета брачного договора обрести личность, усовершенствовать ее, поэтому собственность над женщиной учитывает эту цель и призвана обеспечить эту цель всеми возможными способами. Потом, процесс восстановления ее личности начинается сразу после акта передачи половых способностей в собственность мужу, поэтому женская личность сразу же уже проявляется, а значит это право собственности не может быть использовано ей во вред, поэтому и речи не может идти о праве распоряжения этой собственностью во вред ее личности: продать ее, подарить, сдать в аренду или тем более повредить или уничтожить. По сути право собственности на женщину сводится только к запрету на прелюбодеяние, а значит отмена адекватной ответственности за прелюбодеяние отменяет право собственности на женщину, т.е. по сути все эти движения за “равноправие” женщин сводятся к одному требованию — быть свободной от верности мужу, где главным их лозунгом и требованием является — “мое тело мое дело”.

   Мужчина может искренне хотеть восстановление личности только своей женщине, той, которая является его собственностью.

[attention type=red]
Если его воля подвергается даже малейшему сомнению, не говоря уже о правовом ограничении или измене жены, то он не будет заинтересован в восстановлении ее личности, для него это будет ограничением проявить свои лучшие мужские качества и возможность продолжить свою волю в продолжении рода, для нее же это будет равно катастрофе, ведь тогда она рискует остаться вообще вещью навсегда, так и не перевоплотившись в подлинную личность, остаться злой ненавидящей все мегерой, вынужденной скрывать перед всеми и самой собой эту зловещую пустоту дыры своей души, и искать утешение в других, менее соответствующих природе женщины занятиях, где ей все равно не помогут никакие мантры и заклинания новой женской религии о “самодостаточности” женщины. 
[/attention]

   Желание быть равной мужчине, женский эгоизм, непомерная горделивость и алчность и до мужских прав помимо своих женских, в первую очередь разрушила женскую личность, превратила ее в ломовую лошадь с безответственным подкаблучником “мужем”.

“Равноправный” брак, где “мое тело становится моим делом” не может женщине дать главного — ее личностного совершенствования в половом общении. В равноправном браке мужчине нет никакой обязанности восстанавливать личность женщине, ведь она уже “личность”, а женщине нет нужды в мужчине для восстановления ее личности, т.е.

по сути нет никакой острой необходимости друг в друге, значит такой союз лишен главного смысла полового общения, поэтому вопрос развода решен положительно уже исходя из этих исходных данных.

 Поэтому в постмодернистском обществе по сути нет никакого брака, остался один внешний фасад, бессмысленная вывеска “брак”, которая еще способна кого-то ввести в заблуждение о сущности этого союза.

 Сам этот посыл — “а почему мне так же, как это делают мужчины не выбирать себе мужа по любви” и мечтательная вера во “взаимную любовь”, разрушила существующий традиционный порядок вещей. Ведь не вместе же одновременно они “отдаются”, а сначала женщина отдается, а только потом восстанавливает свою личность, но никак не наоборот и не по-другому.

Если же она выходит замуж по “любви” т.е. сначала уже “берет”, то и вполне отдаться она уже никогда не сможет, а значит не может и восстановить свою личность через половое общение.

Такой союз обречен с самого начала, так как отрицает собственность над женщиной, ведь ее правом на свое тело или выбором себе мужа, хоть и в НЕ полноценном, искаженном смысле, но она уже проявилась как личность сознательным действием воли, а значит не может рассматриваться как собственность, как объект договора о браке, поэтому такой союз не может считаться браком, а обычным блудным сожительством. Брак же — это всегда СОБСТВЕННОСТЬ мужа над женой. И через брак восстановление женской личности, и через это восстановление собственность и жены над мужем и через эту единую волю единение двух личностей в одну.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5bd490feebe8af00aad60a1c/jena-sobstvennost-muja-5c6fc66c98f14900b0709064

Жена как собственность

Жена моя собственность

Выходя замуж, женщина прошлого становилась такой же собственностью своего супруга, как его лошадь, замок или сапоги.

Даже высокородная принцесса, с которой присылали несколько кораблей приданого, не могла ничего сделать против воли «супруга и господина».

Запереть её в замке, обвинить в чародействе или поступить, как Атос с графиней де Ла Фер, всё это, до определенного времени, было абсолютно нормальным.

автопортрет с Изабеллой Брант, полотно П.П.Рубенса

О Средних веках иногда говорят: «мужское время». Ведь роль женщины в подавляющем большинстве случаев была очень скромной. Не в каждом государстве было принято передавать наследство по женской линии. Не везде женщинами наследовалась корона. А что уж говорить о более скромном сословии, или о бедняках!

Обретая жену, супруг получал и приданое. Этот вклад в общее хозяйство не принадлежал полностью молодой жене. Совсем напротив! Если у мужа имелось желание пустить по ветру имущество новобрачной, он делал это без каких-либо угрызений совести.

Известно, что маркиз де Лозен, вступив в брак с кузиной Короля-Солнце, мадмуазель де Монпансье, частично решил свои проблемы с кредиторами. На улучшение финансового состояния – в том числе – рассчитывал и Александр Пушкин, когда брал в жены Наталью Гончарову.

Вопреки распространенному мнению, она вовсе не была бесприданницей. А вот дела поэта шли не очень хорошо.

У.К.Орчардсон “Первая размолвка в час досуга”

Если супруг был богат, он мог одарить жену «утренними подношениями» – частью своего состояния, которая бы навсегда закреплялась за женой. А дальше – как получится. У каждого высокородного господина имелась дюжина-другая родственников. И в случае его кончины далеко не все оставалось вдове.

Но важнее было другое: супруг равнялся господину. Если пожелал отправить жену подальше, то делал он это легко и непринужденно. Как отказался от уже обвенчанной с ним Анны Клевской – Генрих VIII Тюдор.

Отослал прочь Ингеборгу Датскую король Франции Филипп II Август. В 1353 году запер жену в замке (где она очень быстро отошла в мир иной) король Кастилии Педро Жестокий. И даже негодование родственников не всегда могло помочь.

А ведь это были принцессы!

кадр из фильма “Безумно грустная принцесса”

Хрестоматийна история графа де Ла Фер. Посчитав жену то ли нечистой на руку, то ли слишком легкомысленной (в книге Дюма даны разные намёки), благородный мушкетёр “разместил” графиню…на дереве.

«Граф был полновластным господином на своей земле и имел право казнить и миловать своих подданных».

И это не выдумка автора! Сеньор владел в своих поместьях всем, что в них находилось. И распоряжался ими также: хочу – помилую, хочу – накажу или выброшу, как сломанную игрушку. В Англии законы в отношении женщин были едва ли не самыми суровыми.

Еще в восемнадцатом веке в судах спокойно защищали супругов, которые поднимали руку на своих жён. А в XIX-м убежавшая от мужа-грубияна Сесилия Кохрейн была обязана, по решению Церковного суда, добровольно вернуться к домашнему очагу.

Когда молодая женщина отказалась это сделать, супруг вернул её сам. Для надежности заперев все окна и двери.

Август Леопольд Эгг “Прошлое и настоящее”

Жена наследника английского престола, София-Доротея Ганноверская, тоже была посажена мужем под строжайший надзор. Я писала об этом в статье «Не годится она в королевы». До самой смерти отец принцессы просил о встрече с ней, но так ничего и не добился.

Еще суровее поступили с Каролиной-Матильдой, королевой Дании. Женщину, уличенную в нарушении супружеского обета, не хотели отдавать английской родне даже после развода. Только приближение эскадры короля Георга III к берегам Копенгагена помогло решить участь бывшей королеве.

Она была переправлена в ганноверские владения брата, где вскоре и умерла.

В истории процессов о чародействе бывали случаи, когда мужья нарочно оговаривали жен. Развестись-то было трудно. Вот в 1516 году саксонец Кристофер Больдт и решил избавиться от уз брака.

Убедительно рассказывал всем, как нашел на кухне у жены странные предметы. И, как честный человек, сразу побежал докладывать пастору. Мнение мужа оказалось весомее, чем возражения супруги.

У женщин вообще долго не было права голоса.

В.Васнецов “Боярышня”

В старину на Руси любая девушка, даже княжна, постоянно находилась под чужой “опекой”. Сначала подчинялась воле отца и матери, затем переходила под власть мужа.

Символом смены статуса считалась причёска – расплетали косу, вели к венцу, а затем уже убирали волосы под специальный убор. Была вольная птица – стала мужняя жена. Со всеми вытекающими. С той поры никуда нельзя было пойти без разрешения супруга.

Да и показываться лишний раз на мужской половине нежелательно. Так было очень долгое время, почти до петровской эпохи.

Неудивительно, что во все века зрело негодование против такого отношения: «жена как собственность».

Теофания ди Адамо научила итальянок пользоваться особыми духами и пудрой – от применения этих косметических средств «вторые половины» недолго докучали своим женам.

Еще радикальнее вела себя француженка маркиза Бренвилье. Она старательно расчищала себе дорогу к наследству, устраняя родственников. Правда, за это поплатилась.

портретов Теофании ди Адамо не сохранилось, представлен портрет венецианки

Даже во времена Наполеона, в начале XIX века, во Франции женщина не могла сама заключать договор о покупке дома.

Следовало заручиться одобрением мужа или старшего родственника.

Имущественные права женщин в Англии расширились только после 1870 года! Справедливости ради, в России ситуация была несколько другой – с восемнадцатого века жёны получили больше полномочий.

Конечно, в каждом правиле бывали и исключения. Иногда мужья сами отдавали жёнам главенствующую роль в доме. Или так много занимались другими делами, что супругам волей-неволей приходилось управлять поместьями.

Иногда дамы получали в наследство огромные состояния, поскольку не оказывалось других наследников, мужского пола. Но если выходили замуж – статус неизменно менялся.

Даже богатейшая Алиенора Аквитанская оказалась пленницей мужа, когда тот этого пожелал.

#наука #свадьба #семейные отношения #великобритания #франция

Подписывайтесь на канал Ника Марш!

Лайки помогают развитию канала!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5db95c79ddfef600b2128bb2/jena-kak-sobstvennost-5ff9ee21d1a90641ca967137

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.