Верховный суд единственное жилье

Как кредиторы попытались забрать квартиру у должника

Верховный суд единственное жилье

При этом у должника в собственности была двухкомнатная квартира стоимостью около 3 млн рублей, она досталась от бабушки. В этой квартире он не жил — и даже перевел ее в нежилой фонд, чтобы сдавать под офисы. Кредиторы попытались забрать эту недвижимость. Взамен предложили должнику квартиру поменьше, за 850 тысяч рублей. Мужчина на такое не согласился — и начались суды.

Первая инстанция:

№ А71-16753/2017

Даже в рамках банкротства нельзя обратить взыскание на жилье должника, если оно единственное пригодное для проживания его и членов семьи. Так закон защищает достоинство личности, условия нормального существования и социально-экономические права.

Запрет на взыскание еще называют исполнительским иммунитетом.

Если из-за иммунитета у должника остается очень дорогое жилье, это и правда похоже на злоупотребление правами. Тогда кредиторы должны доказать, что жилье должника слишком большое и роскошное и для нормальных условий подошла бы квартира поскромнее.

Но у этого должника квартира площадью 40 м². У нее нет признаков роскошного жилья, а площадь не превышает минимально допустимую в несколько раз.

Кроме того, финансовый управляющий действительно не имеет права покупать для должника жилье взамен имеющегося.

Мы считаем, что предложение кредиторов незаконное. Забрать единственную квартиру в счет долга нельзя, насильно поменять ее на меньшую — тоже. Квартиру нужно исключить из конкурсной массы.

Кредиторы с этим не согласились и пошли обжаловать решение.

Обжалование:

№ 17АП-16461/2018(3)-АК

Цель банкротства — соразмерное удовлетворение требований кредиторов за счет имущества должника.

Когда человека признают банкротом, его ограничивают в правах — как личных, так и имущественных. При решении вопроса об исполнительском иммунитете жилья нужно обеспечить баланс интересов банкрота и кредиторов.

В законе нет критериев того, какое жилье считается достаточным для нормальной жизни. Из-за этой неопределенности ущемляются интересы кредиторов. Получается, что у должников остается избыточное жилье, а кредиторы не могут получить деньги.

При реализации имущества кредиторы должны иметь возможность предоставить должнику другое жилье взамен единственного. Такое, чтобы оно удовлетворяло разумные потребности в жилище.

Кредиторы предложили нормальный вариант — квартиру меньшей площади в черте города. Семьи у должника нет, а одному ему такой квартиры хватит. Пусть финансовый управляющий совершит нужные сделки и должник получит маленькую квартиру. А большую продайте и погасите его долги.

С таким решением не согласился должник.

Верховный суд:

№ 309-ЭС20-10004

Исполнительский иммунитет действительно нужен не для сохранения недвижимости, а для обеспечения должнику нормальной жизни. На это обращал внимание Конституционный суд — он указал, что в закон нужно внести уточнение, чтобы никто не спекулировал и не решал наугад, кому где жить.

Но до сих пор закон не изменен, критериев роскошности жилья нет, как его оценивать и менять на более дешевое, никто не объяснил. И кредиторы произвольно решили, какое жилье будет достаточным для этого должника.

Также хотим добавить следующее:

  1. Квартира площадью 40 м² точно не может считаться роскошной.
  2. Если должник живет по другому адресу, это не повод забирать у него единственное жилье.
  3. Попытки перевести квартиру в нежилой фонд не означают, что у человека есть другое жилье.

Получается, что суды лишили человека частной собственности, которая защищена иммунитетом. И заодно навязали ему другое имущество, которое он не собирался приобретать.

Решение об обращении взыскания на двухкомнатную квартиру банкрота незаконное. Квартира останется у должника, а ту, что ему навязали, заберите назад.

Иногда можно обойтись и без судаМы пишем в том числе и об этом. Подпишитесь на рассылку, чтобы узнать, как защищать свои права без судов

Единственное жилье не имеет исполнительского иммунитета, если оно в ипотеке. Тогда кредитор может обратить взыскание на квартиру, даже если другой недвижимости у семьи нет, зато есть маленькие дети.

Ипотечников от взыскания не защитит ничто, а предоставлять им новое жилье кредитор, приставы и управляющий не обязаны.

То есть если должник взял кредит на покупку квартиры и передал эту недвижимость в залог банку, при задержках или просрочках на нее запросто обратят взыскание даже без банкротства.

Можно попробовать привлечь органы опеки, но гарантий нет. Семье могут предоставить на время маневренный фонд — и на этом ответственность государства заканчивается.

Если забрать квартиру для расчетов с кредиторами не получится, на нее могут наложить обременение — даже если это единственное жилье. Исполнительский иммунитет в таких случаях не работает. То есть собственник не сможет продать или подарить это жилье — из-за запрета регистрационных действий.

Несколько лет назад обсуждался законопроект о замене избыточного жилья на меньшее по площади и цене. Но воз и ныне там.

Источник: https://journal.tinkoff.ru/omg/kvartiru-ne-otdam/

Верховный суд разрешил изымать единственное жилье у россиян-банкротов

Верховный суд единственное жилье

22 ноября 2018, 18:41

Сайт Верховного Суда РФ

Москва. 22 ноября. ИНТЕРФАКС — Единственное жилье гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и реализовано с торгов, следует из решения Верховного суда (ВС) РФ по делу Анатолия Фрущака.

Коллегия ВС удовлетворила кассационную жалобу на акты нижестоящих судов, разрешивших должнику спасти свою пятикомнатную квартиру площадью 198 кв.м от реализации. Это может быть попыткой преодолеть позицию Конституционного суда (КС) РФ по вопросу об имущественном иммунитете единственного жилья, опасаются эксперты.

Конфликт между А.Фрущаком и его кредитором Андреем Кузнецовым длится почти 10 лет. Суды в 2010-2011 годах признали наличие долга на сумму более 8 млн рублей, а А.

Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, та же подарила ее дочери.

Затем, правда, суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье, стоимость которого составляет около 28 млн рублей, в единоличную собственность должника.

В апреле 2017 года А.Фрущак, долг которого перед А.Кузнецовым с 8 млн рублей вырос до тринадцати, обратился в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. В августе суд удовлетворил его просьбу и ввел процедуру реализации имущества.

В том же месяце А.Фрущак ходатайствовал об исключении из конкурсной массы квартиры, поскольку это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на его сторону.

Прежде всего, они сослались на позицию КС, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный статьей 446 Гражданского кодекса (ГК) РФ, предписав одновременно законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы этого иммунитета, исходя из принципа соразмерности при защите интересов кредитора. Но этого так и не произошло.

Кроме того, указали суды, необходимость обеспечения баланса интересов кредиторов и должника-гражданина требует защиты прав последнего не только путем соблюдения минимальных стандартов правовой защиты.

Необходимо также сохранить для признанного банкротом гражданина и лиц, находящихся на его иждивении, “необходимый уровень существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни”, приводится позиция судов в материалах дела.

В четверг в ВС представители А.Кузнецова обращали внимание судей на то, что суды общей юрисдикции констатировали в действиях А.Фрущака признаки недобросовестности и злоупотребления. При этом, как подчеркивала адвокат Юлия Никишина, злоупотребление правом со стороны должника носило длящийся характер.

“За 10 лет ни одной добровольной выплаты так и не было, только удержания с пенсии”, — говорила она.

По мнению представителей А.Кузнецова, само банкротство было инициировано, чтобы применить статью 446 ГК РФ об имущественном иммунитете.

“Злоупотребления носят защитный характер, а не в целях ухода от долгов. А.Фурщак не обладает юридическим образованием, не совсем должным образом осознавал степень проводимых им действий”, — говорил в ответ представитель должника Алексей Тихонов.

По его словам, действия его доверителя были исключительно в рамках закона.

А.Фрущак и его представитель настаивали, что долг все же погашается.

“От прохождения службы в космических войсках [должнику] выплачена премия, по результатам получения которой он обратился к конкурсному управляющему с заявлением о включении ее в конкурсную массу”, — уточнял А.Тихонов.

После непродолжительного совещания судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила акты нижестоящих судов. Обособленный спор отправлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

“Полагаю, что судьи ВС РФ считают необходимым учесть добросовестность должника”, — говорит партнер юридической фирмы “Юст” Александр Боломатов.

Этот подход ему представляется “не совсем корректным”, так как видна попытка ограничить право граждан на жилище с новым обоснованием.

“Прецеденты по ограничению права на единственное жилье чреваты распространением данной опасной практики на другие споры, что, как я полагаю, крайне нежелательно”, — говорит А.Боломатов.

С ним согласен партнер, руководитель практики банкротства коллегии адвокатов “Муранов, Черняков и партнеры” Максим Платонов. Он напоминает, что сейчас суды не сохраняют в конкурсной массе дорогостоящее единственное жилье на основании позиции КС.

“Сложившийся подход разумный, так как ограничение конституционных гарантий на жилье судебным усмотрением нарушает определенность в праве собственности граждан”, — говорит М.Платонов.

Если же граждане, по его словам, во вред кредиторам “создают фикции” для применения имущественного иммунитета, то бороться следует именно с такими действиями.

Кредиторы, например, могли бы добиться ареста и реализации части спорной квартиры, приводят пример адекватного способа такой борьбы эксперты.

“Законодательство допускает обращение взыскания на часть единственной квартиры, если данная квартира по площади значительно превышает необходимую для проживания площадь”, — говорит А.Боломатов.

Источник: https://realty.interfax.ru/ru/news/articles/99439

Верховный суд лишил единственное жилье неприкосновенности

Верховный суд единственное жилье

Верховный суд постановил, что имущество гражданина-банкрота может быть включено в конкурсную массу и продано с торгов.

Решение принято по делу Анатолия Фрущак — нижестоящие суды разрешили ему сохранить пятикомнатную квартиру по делу об имущественном споре, который длится уже 10 лет. Площадь единственного жилья почти 200 кв. м, стоимость — 28 млн руб.

, что позволят Фрущаку выплатить 13 млн руб. долга. В прошлом году мужчина обратился в арбитраж с заявлением о банкротстве, его просьбу удовлетворили.

В этой истории есть нюансы, которые делают позицию суда обоснованной, отметил юрист, учредитель общественной организации «Московский правозащитный центр» Михаил Салкин: «Определение Верховного суда не означает, что теперь единственное жилье будет реализовываться при банкротстве. Это частный случай.

Судом было установлено, что должник действовал недобросовестно и специально скрывал имущество. На банкротство он подал как должник, сказал, что ему нечем больше платить, и сам указал свое единственное жилье в Москве.

Впоследствии мужчина изменил свою позицию, отметив, что его единственное жилье — это дорогостоящая пятикомнатная квартира в Одинцово.

Но так делать нельзя, иначе бы просто получилась ситуация, что любой, кто захотел не платить долги кредиторам, не возвращать кредиты банкам, мог бы использовать эту лазейку: формально иметь одно огромное дорогостоящее имущество, а все остальное скрыть.

На мой взгляд, если имеется несколько видов жилья или одно, но достаточно дорогостоящее, финансовые управляющие вправе реализовать его и приобрести должнику квартиру в другом месте, не обязательно пятикомнатную, но достаточную для проживания по социальной норме, а остальные деньги пустить на погашение долгов.

Так как должник изначально заявлял, что живет в Москве, ему все-таки должны были сохранить квартиру в столице. Если были какие-то сделки с квартирами за последние пять лет, они будут отменены.

Возникает неприятная ситуация: все те, кто возможно добросовестно купил у него эту квартиру, сейчас останется без нее и, возможно, без денег».

Если квартиру должника все-таки продадут, право на жилье от этого не исчезнет, а на оставшиеся деньги можно будет купить собственность похуже, считает старший партнер московской коллегии адвокатов «Легис Групп» Сергей Никитенков: «Права на жилье нельзя лишить, поскольку оно конституционное, но право на конкретную собственность может быть прекращено при определенных обстоятельствах. Случился пожар, у человека исчезло право собственности на данный объект, которого больше нет, но право на жилье у него осталось.

Если мы говорим про долги, нельзя ставить знак равенства между правом на жилье и невыполнением из-за этого своих обязанностей.

Возникает система, при которой гражданин, имея в собственности квартиру, берет на себя долги, которые он в принципе не может оплатить. То есть деньги-то он взял, причинил другой стороне имущественный вред, а теперь заявляет, что у него нельзя отнимать жилье, потому что, видите ли, оно единственное.

Но при этом, когда человек начинал эти отношения и тратил деньги, он должен был подозревать, что могут наступить неблагоприятные последствия. Дальше уже идет законодательная канва, которая говорит, что за долги нельзя лишать жилья как такового. Но здесь двоякая ситуация, имеют значение стоимость квартиры и размер долга.

Квартира в центре Москвы иногда стоит в 25 раз больше, чем долг. В этом случае она продается с торгов, должнику приобретают жилье, не обязательно в этом городе, остальное идет другой стороне.

В общем, он сам должен был продать свое имущество, получить деньги, расплатиться по долгам, а на остальную часть купить жилье в другом месте и начать жизнь с нового листа».

Квартиры должников уходят с торгов с большим дисконтом, но оставшихся денег все равно хватит и на выплату долга, и на покупку другого жилья, считает вице-президент Российский гильдии риэлторов Григорий Полторак: «Это объект, который имеет определенные огрехи в правовой истории.

Даже если предположить, что их тщательно подчистят при продаже с торгов, естественно, у потенциального покупателя будет определенная тревога, она может быть монетизирована в виде соответствующей скидки.

Если бы передо мной встала задача реализовать подобный объект, я бы рекомендовал собственнику готовиться к дисконту в 20% от реального среднего рыночного значения, а не от верхней цены. Объект сравнительно неплохой и немаленький, в Одинцово из числа городов-спутников Москвы наиболее высокие цены, стремящиеся к столичным.

В том, что разницы после погашения долга, даже с учетом продажи с дисконтом, хватит на приобретение другого жилья, я абсолютно не сомневаюсь. Да и в социальные нормативы сделка однозначно уложится, если исходить из того, что необходимо обеспечить по 18 кв. м на человека».

Помимо схем с жильем, адвокаты кредитора жаловались на то, что должник за 10 лет не сделал ни одной добровольной выплаты для погашения долга.

Сергей Гусев

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3811008

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.