Определение верховного суда по осаго

Опасное соглашение: стал известен подводный камень ОСАГО

Определение верховного суда по осаго

Автовладелица из Санкт-Петербурга, получив по ОСАГО мизерную выплату, решила обратиться в суд, чтобы взыскать более крупную сумму.

Однако в ходе разбирательств выяснилось, что истец уже подписала со страховой соглашение об урегулировании убытков. Поэтому страховщик ей больше ничего не должен.

Тем не менее Верховный суд встал на сторону автомобилистки и раскритиковал соглашение. В запутанной ситуации разбирались «Известия».

Роковой троллейбус

Дорожно-транспортное происшествие случилось еще в апреле 2017 года: троллейбус выехал на красный и столкнулся на перекрестке с автомобилем Hyundai Solaris Марины Е.

Полисы ОСАГО были у всех участников аварии, водитель троллейбуса вину не отрицал, так что история должна была решиться в пользу пострадавшей.

Марина обратилась в свою страховую компанию «Согласие», та провела осмотр повреждений и сначала пообещала выплатить сумму ущерба, но потом решила все-таки направить автомобиль на ремонт.

Тем временем Выборгский районный суд города Санкт-Петербурга почему-то отменил постановление, котором была установлена вина водителя троллейбуса.

После этого страховщик снова изменил способ страхового возмещения — с ремонта на СТОА на выплату денежных средств. Выплата оказалась мизерной — только 28 тыс. рублей.

Тогда как экспертиза оценила стоимость восстановительного ремонта с учетом износа в 86 тыс.

Марина сначала согласилась с суммой выплаты и подписала соглашение об урегулировании убытков, как того требуют в подобных случаях страховщики. Согласно пунктам этого документа, потерпевший признавал обоснованным размер выплаченной суммы страхового возмещения и правильность его определения страховщиком. Страховщик после выплаты этой суммы полностью прекращал обязательства по договору ОСАГО.

Была введена в заблуждение

Затем Марина Е. всё же решила обратиться в суд, который снова установил вину водителя троллейбуса и взыскал со страховщика сумму страхового возмещения в 75 тыс. рублей, плюс штраф и моральный ущерб.

Триумф автовладелицы оказался недолгим — по апелляции решение было отменено, причем на основе того самого спорного соглашения, заключенного между страховщиком и страхователем.

Судьи посчитали, что истец не могла не понимать тот факт, что страховое возмещение будет ей выплачено не в полном объеме, поскольку знала величину ущерба. Решение апелляционной инстанции поддержали и в Третьем кассационном суде.

Верховный суд встал на сторону автовладелицы, посчитав, что она была введена в заблуждение относительно правовых последствий совершаемых ею действий. Она не предполагала, что подписанное соглашение сделает невозможным «довзыскание» страхового возмещения в полном объеме. И если бы знала о действительном положении дел, вряд ли бы совершила такую сделку со страховщиком.

Согласно п. 1 ст. 178 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной, если это заблуждение было существенным. Поэтому Коллегия ВС по гражданским делам направила дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию, и в итоге решение было вынесено в пользу Марины Е.

Можно ли обойтись без суда

Справедливость восторжествовала, но можно ли было избежать нескольких лет судебных разбирательств? Тем более что итоговая сумма выплаты всё равно оказалась скромной.

В Российском союзе автостраховщиков отметили, что в соответствии с законом «Об ОСАГО» потерпевший до обращения в суд обязан обратиться с претензией к страховщику, предоставив документы, подтверждающие обоснованность его требований.

Это дает возможность страховщику в досудебном порядке пересмотреть объем своих обязательств и произвести доплату, в том числе по результатам повторно проведенных осмотров, при необходимости в условиях автосервиса.

Однако опрошенные «Известиями» эксперты сомневаются, что в этом случае можно было бы добиться результатов без судебных разбирательств.

«Страховая компания не удовлетворила бы досудебное обращение, она сослалась бы на соглашение об урегулировании убытков по договору обязательного страхования, указав на то, что сумма выплачена потерпевшему согласно вышеуказанному обращению», — считает юрист «Единого центра защиты» Андрей Харчиков. Практика показывает, что страховщики идут в судебных тяжбах до конца.

Страховщики закрутят гайки

Упростит решение ВС возможность взыскать со страховщика более крупную сумму, чем он согласился выплатить? Ведущий юрист Европейской юридической службы Юрий Тулупов допустил, что позиция Верховного суда РФ по данному вопросу может оказать влияние на судебную практику, несмотря на то что она не может рассматриваться как основание для принятия того или иного решения.

Между тем страховщики из опасений, что такие случаи повторятся, могут «закрутить гайки» Директор по страховым вопросам сервиса «Страховка.ру» Антон Алферов допустил, что теперь компании добавят отдельное условие в соглашение, где прямо укажут, что значит прекращение страхового обязательства в полном объеме.

«А значит это, что потерпевший не сможет обратиться к страховщику для довозмещения убытков. Разницу потерпевшему придется взыскивать непосредственно с причинителя вреда. Этого права его никто не лишает», — отметил Алферов.

Что, если не соглашаться?

Зачем вообще нужно соглашение об урегулировании убытков и можно ли отказаться от его подписания?

«В соответствии с п. 12 ст.

12 закона «Об ОСАГО» в случае, если по результатам проведенного страховщиком осмотра поврежденного имущества или его остатков страховщик и потерпевший согласились о размере страхового возмещения и не настаивают на организации независимой технической экспертизы или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества или его остатков, экспертиза не проводится. В указанной ситуации страховщик заключает с потерпевшим соглашение, в котором указывается размер страхового возмещения, поскольку данный документ удостоверяет наличие согласия сторон», — разъяснили «Известиям» в РСА.

В теории такое соглашение позволяет получить выплату максимально быстро и не тратить время и деньги на судебные разбирательства. Вместе с тем закон «Об ОСАГО» не предусматривает обязательность его заключения.

В случае несогласия с суммой, установленной страховщиком по результатам проведенного осмотра, потерпевший вправе отказаться от подписания соглашения. Тогда страховщик обязан организовать независимую техническую экспертизу, а потерпевший — представить поврежденное имущество или его остатки для ее проведения.

«Необходимо отметить, что указание потерпевшим в соглашении комментариев о возможных будущих несогласиях с суммой указывает на то, что согласие не достигнуто», — добавили в РСА.

Эксперты ГК «АвтоСпецЦентр» пояснили алгоритм дальнейших действий. Сперва необходимо подать заявление о разногласиях в письменном виде страховщику, в котором запросить результаты осмотра, проведение независимой экспертизы или сделать ее за собственные средства и копию заключения приложить к заявлению.

Далее потребовать копию акта о страховом случае. Ее обязаны выдать в течение трех дней со дня получения соответствующего заявления.

Если страховая компания не дала ответ в течение 15 дней (в случае подачи заявления онлайн) или 30 дней (при отправке заявления заказным письмом), можно обращаться к финансовому омбудсмену.

Получается, что если бы Марина Е. не подписала указанного соглашения, ей не требовалось бы добиваться признания его недействительным. Однако юрист Юрий Тулупов обратил внимание, что при недоказанной документально вине другого участника ДТП без обращения в суд не обойтись.

Источник: https://iz.ru/1110479/evgenii-bagdasarov/opasnoe-soglashenie-stal-izvesten-podvodnyi-kamen-osago

Верховный суд встал на сторону владельцев ОСАГО. Обзор пяти дел

Определение верховного суда по осаго

Что разрешено страхователям с точки зрения высшей судебной инстанции

Есть обновление от 16:55 →

Комитет Госдумы рекомендовал принять законопроект о санации страховщиков

ТАСС, Игорь Акимов

Москва. 27 ноября. INTERFAX.RU – Страховщики продолжают при малейшей возможности уклоняться от выплат по полисам ОСАГО, а суды не всегда могут распознать злоупотребления, свидетельствуют материалы новой серии “страховых” судебных споров, которые дошли до Верховного суда (ВС) РФ.

Эксперты отмечают, что кассационная инстанция остается на позиции защиты интересов слабой стороны – страхователя и отчасти нивелирует влияние лоббистов на законодательство.

Отраслевые эксперты в свою очередь опасаются, что решения ВС открывают новые возможности для злоупотреблений “недобросовестных страхователей”.

На протяжении ноября Верховный суд опубликовал серию кассационных определений по делам, в рамках которых автовладельцы оспаривали отказы страховых компаний выплатить компенсации по ОСАГО.

Эти дела объединяет то, что во всех случаях суды районного звена удовлетворяли требования к страховщикам, после чего апелляция эти решения отменяла.

Верховный суд разобрал ошибки судов второй инстанции и вернул им все пять дел на пересмотр.

Страховщик не может диктовать условия осмотра

Первое из этих пяти дел касается ситуаций, когда владелец имеет право не доставлять поврежденную машину в страховую компанию и заказать оценку ущерба самостоятельно.

Это актуальная проблема, считают эксперты. Мошенники зачастую приглашают представителя страховщика на осмотр в населенный пункт, расположенный в сотнях километрах от областного центра, заведомо зная, что никто туда не поедет, сказал “Интерфаксу” заместитель гендиректора СК “МАКС” Виктор Алексеев.

В случае, который рассмотрел ВС, хозяин автомобиля Mitsubishi Pajero, у которого в результате аварии разбилось в том числе и стекло, не поехал в офис страховой компании, несмотря на два вызова, проигнорировал и приглашение приехать для согласования осмотра, высланное уже после отправки претензии и проведения экспертизы. “Росгосстрах” на этом основании платить не стал.

Это неправомерно, решили судьи ВС. Если машина повреждена настолько, что эксплуатировать ее нельзя (даже если просто разбито стекло), то страховщик должен организовать осмотр на территории пострадавшего в течение пяти дней. Не должна страховая компания требовать и доставки аварийной машины на эвакуаторе, вводя ее владельца в дополнительный расход.

В противном случае потерпевший при любых повреждениях машины признавался бы способным транспортировать его к страховщику, что противоречит закону об ОСАГО, отметил ВС в своем определении.

А раз компания не удосужилась организовать осмотр, то потерпевший вправе самостоятельно обратиться за экспертизой, и страховщик должен будет признать ее результаты, резюмировали судьи.

Представители страховой индустрии опасаются, что это решение создаст им серьезные сложности.

“Потерпевшего дважды приглашали на осмотр, после чего ему предложили приехать для согласования даты, времени и места осмотра – это вполне разумные действия”, – сказал “Интерфаксу” начальник управления методологии урегулирования убытков Российского союза автостраховщиков (РСА) Андрей Маклецов.

Теперь же автоюрист мог бы сослаться на решение ВС, указав, что раз суд вернул дело, то потерпевший, который игнорировал предложение страховщика, прав. “Данное решение мы не можем оценить как благоприятное для страховщиков”, – отметил он.

Утраченному праву на экспертизу – еще несколько месяцев

Второе дело – тоже “росгосстраховское”. Компания отказалась выплатить страховое возмещение пострадавшему, когда тот представил результаты самостоятельно заказанной экспертизы ущерба. “Росгосстрах” посчитал, что такого права у хозяина машины уже не было, так как 4 июля 2016 года вступил в силу запрет на такие действия (ст. 12 закона об ОСАГО), а авария произошла 22 июля 2016 года.

Это неправильный подход, указал ВС. В подобных случаях судам следует обращать внимание не на дату ДТП, а на момент заключения договора, разъяснила кассационная инстанция. А бумага эта была подписана до изменения 12-й статьи закона об ОСАГО.

Подобные ситуации возникают в периоды внесения изменений в профильное законодательство, когда и страховщик, и потерпевший не всегда понимают, какие нормы закона об ОСАГО работают в зависимости от дат, фигурирующих в деле (дата ДТП, дата заключения договора, дата вступления в силу изменений в закон об ОСАГО), считают в РСА.

При этом подход ВС союз приветствует. “Решение суда затруднит поиск лазеек между датами для предъявления неправомерных требований”, – сказал Маклецов из РСА. Бывают, по его словам, и добросовестные заблуждения, неверное понимание нововведений.

“Нужно отказаться от поправок в закон об ОСАГО в нынешних реалиях, чтобы дать практике устояться и избежать неправомерных претензий, основанных на различном понимании нововведений”, – резюмировал сотрудник РСА. Впрочем, директор судебно-правового департамента Страховой компании “Согласие” Анна Полина-Сташевская считает, что определение ВС по этому делу четко основано на положениях действующего законодательства.

Ущерб можно обосновать непосредственно в суде

В центре третьего спора оказался отказ страховой компании “ВСК” платить из-за неполного пакета документов, который направил автовладелец.

В последовавшем затем судебном процессе размер ущерба был установлен, страховщик его не оспаривал. А раз так, то лишать права на страховое возмещение нельзя, решил ВС.

Можно отклонять только дополнительные требования: компенсацию морального вреда, неустойку штраф и пр., следует из кассационного определения.

“Верховный суд принял обоснованное решение”, – считает Полина-Сташевская. Не согласен с ней Алексеев из СК “МАКС”, у которого решение Верховного суда вызывает серьезные опасения. По его мнению, суд должен установить не только ущерб, но и документально подтвердить сам факт аварии, иначе все “пьяные” наезды на препятствия могут превратиться в ДТП.

“Злоупотребления по таким ситуациям были и раньше, а на фоне отмены с 20 октября справки о ДТП (так называемая форма №154 – ИФ) можно получить всплеск сфальсифицированных ДТП”, – предупреждает он. “Действия недобросовестных страхователей могут быть весьма неприятны”, – опасаются в РСА. Представители РСА видят в этом почву для конфликтов и роста числа обращений в суд.

Страховщик не может отказать в выплате вместо банкрота

В четвертом деле виновник ДТП был застрахован в страховой компании “Оранта”, у которой отозвали лицензию 29 апреля 2015 года. Потерпевший обратился к своему страховщику – “СК Мегарусс-Д” – за компенсацией, но получил отказ.

Так делать нельзя, указал ВС. Страховая компания потерпевшего в подобных случаях должна заплатить, а потом может обратиться за компенсацией в профессиональное объединение страховщиков, следует из кассационного определения.

Это уже устоявшаяся практика. Если виновник ДТП был застрахован у страховщика, у которого затем отозвали лицензию, мы направляем заявку на акцепт, а затем выставляем требование на оплату в РСА, говорит Алексеев. По его словам, не было случая, чтобы РСА отказал в компенсации.

По закону об ОСАГО, в этом случае потерпевший обращается за прямым возмещением убытков, а страховщик затем обращается в РСА. Такая практика существует с 2014 года, когда вступили в силу соответствующие поправки, отмечают в союзе страховщиков: “Таким образом выплачивается около двух третей всех компенсационных выплат – безо всяких судов, просто по закону”.

Доверенность – это тоже владение

Пятое дело возникло из-за отказа страховой компании “Гелиос” компенсировать автовладельцу ущерб от аварии, в которую попали два его автомобиля. Автомобиль Toyota, где хозяин был за рулем сам, ударил Mercedes, которым управляли по доверенности.

Суды двух инстанций поддержали страховщика на том основании, что кредитор и должник в случае такой аварии едины в одном лице, но ВС направил дело на новое рассмотрение.

Он указал, что водитель Mercedes владел машиной в момент ДТП и, значит, на него распространяются все связанные с владением обязанности.

“Отказывая в удовлетворении исковых требований, судебные инстанции не указали каких-либо норм, в силу которых страховщик освобождался бы от выплаты страхового возмещения в случае причинения лицом, ответственность которого застрахована, вреда имуществу другого лица”, – говорится в определении ВС.

Работа над ошибками

Эту серию дел объединяет то, что страховые компании допустили явные злоупотребления, а нижестоящие суды не смогли их распознать, отмечают эксперты. “Верховный суд в целом остается на позиции защиты прав страхователя, как слабой стороны”, – сказал “Интерфаксу” адвокат Алексей Михальчик.

В последнее время под давлением лоббистов страховой отрасли происходит дрейф законодательства не в пользу пострадавших, отметил он. “Требования к страхователям ужесточаются под предлогом борьбы с мошенниками, но в результате мы получаем формулировки закона, de facto устанавливающие презумпцию недобросовестности лица, обратившегося за получением страховой выплаты”, – сказал Михальчик.

Но практика ВС, по его словам, отчасти нивелирует эту тенденцию. “В указанных судебных актах совершенно правильно разъясняется, что основополагающим обстоятельством для страховщика является факт ущерба, а не сопутствующие формальные обстоятельства”, – отметил Михальчик.

“Эти решения Верховного суда пресекают злоупотребления, допущенные страховыми компаниями”, – отметила руководитель юридического отдела юридического бюро “Падва и Эпштейн” Татьяна Манакова.

При этом, по ее словам, они почти полностью основаны на разъяснениях, которые ВС дал в постановлении от 29 января 2015 года №2 “О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств”.

Значит, резюмирует Манакова, ожидать изменения судебной практики не стоит.

Источник: https://www.interfax.ru/business/589199

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.